Растем или падаем? Первые итоги прошедшего 2018 г.

Александр Амангельдыев

Растем или падаем? Первые итоги прошедшего 2018 г.

Что происходит на полиграфическом рынке? Растет ли он, падает, стагнирует, развивается? Так или иначе эти вопросы задают себе многие руководители типографий, да и не только они, а все, кто связан с полиграфическим бизнесом. Задаемся этим вопросом и мы. И время от времени предпринимаем попытки оценить полиграфический рынок количественно, а не только эмоционально. Эмоциональных оценок у рынка немало: «рынок падает», «объемы производства сокращаются», «денег в полиграфии становится все меньше» и т. д. Не будем спорить, но попробуем оценить рынок в количественном выражении, используя специальные «прикидочные» косвенные методы, которыми пользовались и раньше, потому что официальные цифры, если таковые и есть, нам не доступны.

Эти методы оценки рынка базируются на тех относительно достоверных данных, которые имеются в нашем распоряжении. Более-менее достоверно нам известны объемы потребления различных полиграфических расходных материалов, примерно понятен объем импорта различного оборудования. Два года назад, в канун выставки drupa 2016, мы делали количественную оценку рынка в деньгах, используя наш собственный метод, построенный на «базовом типовом полиграфическом заказе». Конечно, этот метод весьма несовершенен, но он дает хоть какое-то представление об общем объеме производства в России. Без точных цифр, но и без грубых (многие десятки процентов) ошибок. Тогда, по нашим подсчетам, суммарный объем производства печатной продукции в России составлял примерно 7 млрд долл. США. Тогда же мы отметили, что после известных событий 2014 г. рынок начал сокращаться, причем существенно — на уровне 8–10% в год. Но к концу 2016 г. вроде бы наметилась некоторая стабилизация, и на 2017 г. мы прогнозировали рост и даже, возможно, установление рекорда по объемам производства — более 7 млрд долл.

Но рынок еще больше сократился, в 2017 г. мы отметили продолжающееся падение, причем и в количестве заказов, и в суммарных тиражах. Впрочем, падение это было незначительным — в пределах 3%, что в нашем случае может быть и погрешностью. Так что объем рынка в 2017 г. остался на уровне 7 млрд долл. В конце января этого года мы провели оценку ситуации на полиграфическом рынке России в 2018 г.:

  • Суммарный объем заказов в офсетной полиграфии снизился по итогам года примерно на 6–7%. Начался год весьма неплохо, в первом квартале падения практически не было — -1,5%, что намного меньше погрешности оценки. Более-менее неплох был и второй квартал — -3%, а вот в третьем квартале рынок обвалился — -18% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Третий квартал приходится на лето и основной период отпусков, так что некоторый спад в это время закономерен, но он оказался слишком большим. Причины понятны — общеэкономическая ситуация в стране. Именно в этот период происходили сильные колебания (точнее, падение) курса рубля по отношению к мировым валютам, поэтому в этот период бизнес придерживает все траты, которые могут подождать (а полиграфические заказы часто оказываются именно такими). Несколько исправил ситуацию четвертый квартал, что естественно, — это главный «горячий сезон» в полиграфии, так что тут все закономерно. Да и валютные скачки закончились. Но общее падение все же было.
  • Любопытно, что суммарный тираж в офсетной полиграфии сократился несильно — -2,5%, что в сочетании с падением числа заказов говорит о том, что тираж единичного заказа вырос! Впрочем, не все так просто. Есть заметное падение совокупных тиражей в рулонной печати, в первую очередь за счет газет. Но в целом рост тиражей в листовой печати навел нас на определенные мысли (об этом позже).
  • Неплохо чувствует себя флексография. Этот сегмент полиграфии в России стабильно прирастает последние 7–8 лет (это глубина наших исследований, может, он рос и раньше), но темп роста постепенно снижается и сейчас составляет около 5–6% (было 10–12%). По всей видимости, рынок насыщается. Это и не удивительно, ежегодно в Россию «приезжает» около 150 единиц флексографского печатного оборудования, среди которого примерно 50 очень серьезных печатных машин от мировых лидеров флексографского машиностроения.
  • Несмотря на падение рынка, в России в прошлом году смонтировано три десятка современных листовых печатных машин и даже зафиксирована установка одной рулонной машины. При этом из России «уехали» 4–5 старых листовых печатных машин. Но в целом, производственные мощности в области офсетной печати в России выросли примерно на 2%. В штучном выражении процент был бы немного меньше, но современная машина в 1,5–2 раза продуктивнее, чем старая, прошлых поколений. Все это в совокупности означает, что загрузка конкретной типографии должна сократиться. Новые производственные мощности все равно будут оттягивать заказы у существующих типографий, поскольку рынок, как мы уже говорили, не растет, а падает.

Интересный вопрос: насколько рынок потерял в деньгах? Если взять за точку отсчета те самые 7 млрд долл. (в 2017 г.), то с учетом цены условного типового заказа можно примерно подсчитать величину падения. Из 7 млрд долл. доля офсета составляет примерно половину (3,5 млрд долл.). Об условном типовом заказе, который используется в подсчетах, мы писали раньше. Этот типовой заказ представляет собой запечатанный в четыре краски лист бумаги массой 150 г/м2 и форматом 60х90 см. Средняя цена такого заказа 500–600 долл. (сумма скорректирована относительно того, что было несколько лет назад).

Исходя из этого, общее число типовых заказов, выполненных в России офсетным способом за 2017 г., составляет около 6,4 млн долл. Если принять, что падение офсета составило 6–7%, то в 2018 г. рынок потерял 370 тыс. заказов на общую сумму около 170–180 млн долл. (или около 65 тыс. долл. в среднем на типографию). Суммы внушительные. Конечно, падение это происходило не равномерно. Листовые офсетные типографии потеряли меньше, рулонные (особенно газетные) существенно больше.

Листовые типографии в какой-то мере выручает тот факт, что при общем падении тиражей заметная часть рулонных тиражей переходит на «лист», поэтому падение «в листе» не такое заметное, а вот «с листа»… Получается, что уход тиражей из листового офсета тоже возможен. А уходят они в цифровую печать. Раньше мы на это не обращали внимания, считая несущественным, но в этот раз решили данный процесс оценить.

Ежегодно в нашу страну завозят весьма существенные мощности в области цифровой печати. По информации наших партнеров из цифрового сегмента полиграфии, в последние несколько лет в России ежегодно появляется примерно 300 цифровых машин младшего класса, около 100 машин старшего класса и около 15 цифровых машин тяжелого класса. Еще, может быть, 1–2 струйные рулонные промышленные, а также 6–8 цифровых рулонных машин для печати этикетки и упаковки. Последние мы рассматривать не будем, поскольку они могут с большей долей вероятности оттянуть заказы с флексографских машин, а не из офсета, который мы оцениваем.

Какой же объем производства обеспечивают эти цифровые машины? Вопрос не очень простой, придется прибегнуть к приближениям и округлениям. Известно, что на малых машинах средняя выработка составляет примерно 70 тыс. типовых листов в месяц, на старших — 120 тыс., а на тяжелых — 150–180 тыс. Под типовым понимается цветной лист формата А3, запечатанный с одной стороны. Средняя по России продажная цена такого оттиска составляет около 8–10 руб. (0,12–0,15 долл.). Таким образом, можно прикинуть, что на вновь приобретенных малых машинах рынок печатает примерно 21 млн типовых листов в месяц, или 252 млн листов в год. В деньгах это дает рынку примерно 2 млрд руб., или около 32 млн долл. На старших машинах рынок приобретает дополнительно еще примерно 150 млн листов в год, или около 20 млн долл. И, наконец, тяжелые машины добавляют рынку около 4–5 млн долл. в год.

Также нужно учесть парк черно-белых машин и тот объем, который создают рынку рулонные машины, задействованные в первую очередь в производстве книг. Но он небольшой, да и стоимость черно-белых типовых оттисков существенно меньше, чем цветных. Но все же объем производства в 10–15 млн долл. в год этот сегмент создает. Таким образом, общий объем производства, который ежегодно прибывает (объем продаж цифрового печатного оборудования в последние годы увеличивается примерно на одинаковое количество печатного оборудования), составляет в денежном эквиваленте около 65–70 млн долл. Объем хоть и существенный, но все же он никак не покрывает падение общего объема производства, который мы зафиксировали ранее. Все равно около 100 млн долл. полиграфический рынок потерял.

В заключение все же скорректируем цифру падения офсета в меньшую сторону. Дело в том, что нами зафиксирован более чем 20% рост объема потребления материалов для отделки оттисков (различные лаки, фольга и т. д.). А это значит, что существенная часть заказов была изготовлена с «дополнительной стоимостью», то есть стоимость типового заказа в 2018 г. следует несколько увеличить (скажем, на 10–20 долл., поскольку дорогих заказов с «добавленной стоимостью» все же не очень много). То есть в 2018 г. отпечатано меньше типовых заказов, чем в 2017 г., но каждый оказался немного дороже. Исходя из этой поправки, понятно, что офсетный рынок в 2018 г. следует оценивать примерно в 3,38–3,4 млрд долл. (падение около 100–120 млн долл.). Но даже в этом случае, учитывая расширение производства в области «цифры», общий рынок офсетно-цифровой печати сократился на 40–50 млн долл.

Впрочем, «весь печатный рынок» в 2018 г. все же немного вырос за счет заметной прибавки в области флексографской печати, которая стабильно прирастает каждый год. Оценить прирост мы можем только очень грубо, поскольку заказы во флексографии настолько разные, что ввести понятие «типового заказа» довольно сложно. Мы отметили существенный (до 20%) рост числа заказов при падении средних тиражей на 10–12%. Но, как известно, чем тираж меньше, тем выше цена единицы изделия. Предположим, что флексография выросла в 2018 г. примерно на 100–150  млн долл. (~ +7%), что дало общий прирост полиграфической отрасли на 60–90 млн долл. (~ +1,3%). Конечно, эти цифры на абсолютную достоверность не претендуют, но важно, что в целом полиграфия как отрасль все же растет, хотя и не так активно, как хотелось бы.


Общий объем производства всей полиграфической отрасли России по годам за весь период с появления капиталистических отношений в нашей стране. Объемы производства в начальный период (1990–1998 гг.) оценены очень приблизительно, поскольку достоверных данных за этот период нет. Более того, существенный объем бизнеса в то время велся в наличном обороте, что вообще не поддается контролю. Тем не менее, рынок в этот момент стабильно рос и к 1998 г. более чем удвоился по сравнению с 1990 г. Затем после кризиса 1998 г. рынок несколько «просел», но довольно быстро восстановился, и с 2002 г. начался стабильный рост отрасли в России. С 2000 по 2008 гг. — период наиболее динамичного роста полиграфии России. За это время рынок вырос почти в два раза. А затем начались существенные спады и застой. К 2013–2014 гг. рынок еще немного подрос, но кризис 2014 г. практически остановил рост отрасли в России.

Распределение общего объема производства в России по технологиям печати. Несмотря на то, что общий объем производства в России в последние годы почти не изменяется и находится в районе 7 млрд долл., внутри отрасли происходят заметные изменения. Объемы офсетной печати постепенно снижаются. Наметившееся восстановление в 2016 г. было временным и связано с привыканием к кризисным явлениям в экономике — затем падение продолжилось. Положительными моментами можно считать рост объемов флексографской и глубокой печати, хотя темп роста все же сокращается. Весьма стабильно из года в год прирастает цифровая печать, и хотя общий объем ее пока невелик, по темпам роста это самый быстрорастущий сегмент в полиграфии. Впрочем, более точно общий объем печати цифровым способом еще предстоит оценить.

Распределение общего объема производства всей полиграфической отрасли по способам получения доходов. В основном указаны способы печати, хотя в ряде случаев доходы могут быть не от печатных заказов, а например, от послепечатной отделки (Прочее).

Подпишитесь на еженедельную рассылку