С полиграфией по жизни!

В этом году исполняется 90 лет выдающемуся инженеру-полиграфисту Владимиру Александровичу Тифенбаху. И он продолжает активно участвовать в отрасли. Мы не могли пройти мимо такого факта, тем более что с Владимиром Александровичем автор этих строк знаком давно — начинал свой трудовой путь в совместной деятельности. В те времена это было издательство и типография «Правда».

Алексанр Амангельдыев Алексанр Амангельдыев Про бизнес

Владимир Тифенбах

Мы встретились с Владимиром Александровичем в его кабинете в «Первой Образцовой типографии», и он рассказал свою историю, которая неразрывно связана с историей мировой и отечественной полиграфии.

«Свой трудовой путь я начинал в типографии «Молодая гвардия», куда пришел молодым специалистом в военном 1942 г. в возрасте 16 лет. Это было по тем временам классическое полиграфическое производство с кислотным травлением клише, ручным набором и высокой печатью. Постепенно в этой типографии я вырос до технического руководителя развитием производства. 

Надо сказать, что в те времена рост полиграфии в Советском Союзе шел бурными темпами. Послевоенное возрождение страны, повышение уровня жизни и желание читать — все это требовало больших производственных мощностей, которых тогда было мало. Достаточно сказать, что на подписку на газеты и журналы были ограничения. Просто потому, что тиражей на всех не хватало. Например, в той же «Молодой гвардии» печаталась газета «Пионерская правда» тиражом 4 млн экз., в то время как потребность составляла около 10 млн экз. Но мы добились разрешения приобрести на заводе Plamag (позднее MAN Plamag, затем manroland) двадцать машин высокой печати для цветной печати газеты (!). Было это в конце 50-х гг. До войны завод Plamag назывался Vomag и к тому моменту уже около 50 лет производил печатные машины. Во время войны завод выпускал танки и другую военную технику, поэтому активно бомбился и был почти полностью разрушен. Но остались кадры и наработки, что позволило после войны в 1946 г. возродить производство печатных машин, теперь уже на территории ГДР. В результате были смонтированы все 20 машин (часть — в «Молодой гвардии», часть — в других городах: Ростове-на-Дону, Свердловске и т.д.), что позволило к 1960 г. довести выпуск газеты «Пионерская правда» до 12–13 млн. экз. 

А те самые первые 4 млн экз. «Молодая гвардия» печатала на одной уникальной печатной машине, с которой связана интересная история. Она попала к нам в типографию сразу после окончания войны — была вывезена по репарации из Германии, ее просто демонтировали в одной типографии, сложили в 200 вагонов (!) и отправили в Советский Союз. Меня и других руководителей типографии вызвали и распорядились принять и запустить ее. Это была для меня настоящая инженерная и полиграфическая школа. Оборудование было частично повреждено, никаких чертежей и документации на него не было. Мы принимали вагоны и раскладывали все детали в больших сараях прямо на полу. В помощь дали студентов МПИ, которые в течение двух лет в летние каникулы вели изготовление чертежей сначала деталей, потом узлов. На этом даже защищали курсовые работы и дипломы. Для студентов это было большой практикой и бесценным опытом. В итоге все чертежи машины были готовы. Поврежденные детали станин восстанавливали собственными методами — обваривали электросваркой. Помимо этого, мне, как человеку, знающему немецкий язык, поручили найти хоть какую-то информацию об этой машине. Для этого дали пропуск в архивы Ленинской библиотеки, и там удалось найти комплект немецких журналов, где была описана эта машина. Оказалось, что нацистская верхушка Германии предложила ведущему немецкому полиграфическом машиностроителю изготовить «машину будущего» для всемирной выставки 1939 г., которая проходила в Германии. Этим машиностроителем был MAN. И в итоге именно эта уникальная машина попала к нам! Собрать механику мы смогли, а вся электрика и электромеханика были повреждены безвозвратно. Но в результате на военных складах, куда меня допустили, обнаружились нужные электрические шкафы, что в итоге позволило доделать машину и запустить ее в работу. 

Оборудование действительно было  уникальным. Уже в те годы машина, печатающая со стереотипов высокой печати, работала на скорости 45 тыс. отт/ч, при этом бесшумно, благодаря уникальной схеме приводов со спиралезубным зацеплением. В нашей стране такого тогда не знали. Она проработала очень долго, даже после моего ухода в типографию «Правда» в 1966 г. Более того, потом к нам приезжали инженеры из Германии, из компании MAN, тщательно изучали наш образец и по нему восстанавливали у себя производство этих машин. За время войны многое было утеряно, и наши достижения в восстановлении этой машины помогли в итоге и самой компании MAN».

Дальнейшая карьера Владимира Александровича связана уже с типографией «Правда», где он работал начальником отдела технического развития и принимал участие в глобальном техперевооружении этой типографии и выводе ее на мировой уровень. Тиражи журналов и газет росли, и нужны были соответствующие производственные мощности.

«Когда я пришел на «Правду», это был, скорее музей, чем типография. Туда поставлялись самые разные виды оборудования, в большей степени для пробы, и так там и оставались. Цветной журнал «Огонек» печатался на плоскопечатных машинах рыбинского завода. В процессе печати здание ходило ходуном. В общем, типографии требовалось перевооружение. Уже тогда стало понятно, что двигаться надо в сторону офсетной печати, а объемные цветные издания переводить на глубокую печать. Меня, как пришедшего из другой типографии, вначале не хотели воспринимать всерьез и к предложениям не прислушивались. Пришлось налаживать контакты с каждым из цехов и способствовать тому, чтобы предложения исходили как бы от них. Постепенно дело начало сдвигаться с мертвой точки, как следствие, начались работы по переоснащению. На «Правде» было жесткое правило: в любой ситуации, хоть атомная война, газета «Правда» должна быть отпечатана в любом случае. И другие издания также. Так что к перевооружению относились, в общем-то, с опаской. Надо было так планировать перевооружение, чтобы не демонтировать старое оборудование, которое гарантированно работало, а постепенно добавлять новое.

В результате за пять лет работы почти все цеха были переоснащены на печатное оборудование Plamag и Planeta производства ГДР, в подавляющем большинстве это были четырехкрасочные и двухкрасочные машины для изданий в цвете. Но нужно было двигаться дальше, и для печати массовых журналов стало необходимо внедрять глубокую печать. В те времена она давала более высокое качество и существенно большую тиражестойкость. При печати миллионных тиражей это было необходимо. Специально для типографии «Правда» компанией Plamag были разработаны машины шириной 1,8 м, такие производили только для печати мебельного декора. Техническим отделом «Правды» была подготовлена нужная спецификация, и такие машины в типографии появились. Это позволило радикально улучшить качество журналов и дало возможность производить их в массовых объемах, по сути решив проблемы с подпиской. Она стала свободной. 

Затем началась эпоха электронной подготовки изданий к печати. В типографии начали появляться электронные системы работы с текстом и иллюстрациями. Были приобретены комплексы оборудования компании Hell, затем система Linotype. Многие электронные системы в те времена было невозможно поставлять в Советский Союз (было ограничение CoCom — специальное соглашение об ограничении поставок в Советский Союз продукции двойного назначения, а вычислительная техника как раз к ней и относилась).

Когда я начал работать в полиграфии после войны, население страны составляло около 170 млн, а к моменту развала Советского Союза оно увеличилось практически в раза. При этом печатные источники информации были практически единственными. Поэтому спрос на них был большой, причем на все: и на книги, и на журналы, и на газеты. И на развитие полиграфической базы, тем более такой знаковой, как «Правда», средств не жалели. Но и мы отрабатывали их по полной. Можно смело говорить, что в те времена типография «Правда» была на мировом уровне. Тогда тиражи наших газет были около 35 млн ежедневно! «Комсомольской правды» — до 40 млн. Печатали это все распределенным способом в более чем 70 типографиях по стране. Это была большая работа».

Затем наступили 90-е годы, и ситуация начала меняться. Поменялась экономика, сменился подход к ведению хозяйствования. В типографии начались сокращения, и Владимиру Александровичу предложили уйти на пенсию. Но практически сразу после выхода на пенсию его пригласили в компанию «ХГС». В то время она активно развивалась и начинала заниматься поставками оборудования для российских типографий, но нужен был опыт проектирования производств и работы в «большой полиграфии», чего у многих сотрудников компании тогда не было. И здесь большой опыт Владимира Александровича пригодился. А вскоре «ХГС» стал официальным дистрибьютором машин MAN Roland в СНГ. К тому времени уже произошло приобретение концерном MAN Roland компании Plamag из ГДР, а еще раньше MAN объединился с компанией Roland, производителем листовых машин.

«Интересно, что еще довольно давно сама компания MAN пыталась делать собственные листовые машины, причем тогда она впервые применила секционое построение. Но широкого распространения тогда эта схема не получила. Машины Roland были планетарными и какое-то время продолжали выпускаться уже в рамках объединенной компании, но довольно быстро они «вспомнили», что имели хорошие наработки в области секционных машин, и в результате в 1990 г. появился первый листовой Roland 700, который на долгие годы стал базовой листовой машиной компании и продолжает развиваться и совершенствоваться и сейчас». 

В компании «ХГС» Владимир Александрович занимался многими проектами, среди которых самые известные и раскрученные в настоящее время типографии. Вот так жизнь вновь свела его с manroland.

«manroland во многих случаях был, да и остается лидером мирового полиграфического машиностроения, именно он впервые ввел в полиграфический обиход многие интересные разработки, которые теперь являются обязательными для любой современной печатной машины. Например, он был первым, кто внедрил систему сквозного оптического контроля каждого оттиска в процессе печати. У других компаний подобные системы раньше работали через несколько листов, а у manroland считывали каждый. И подобных примеров много».

Но затем компания «ХГС» закрылась, ее основные акционеры перешли на работу в государственные структуры. Туда же пригласили и Владимира Александровича. И сейчас он консультирует по техническим вопросам в «Первой Образцовой типографии». Это холдинг, состоящий из ряда полиграфических предприятий, куда входит несколько ведущих государственных типографий России. И он по-прежнему занимается развитием полиграфии.

«В последнее время полиграфический бизнес сильно изменился. Тех тиражей, что мы печатали раньше, нет и близко, печать становится все более малотиражной, много информации вообще распространяется через другие каналы, в первую очередь интернет. И типографиям нужно меняться. На нашей базовой производственной площадке — «Чеховском полиграфическом комбинате» — сейчас активно развивается цифровая печать, ведутся работы по установке высокоавтоматизированных офсетных машин для печати коротких тиражей. Промышленная цифровая печать оказалась очень востребованной — у нас сейчас работа круглосуточно в две смены». 

Вот так идет Владимир Александрович с полиграфией по жизни. И собирается на drupa! И можно только позавидовать такому активному полиграфическому долголетию. А руководство холдинга, кстати, предложило ему встретить свое столетие на рабочем месте. И мы желаем того же! 

Комментарии

Войдите на сайт, чтобы принять участие в обсуждении. ВХОД

EMAIL-РАССЫЛКА PRINTDAILY.RU

Один-два раза в неделю.
Без спама!