Глеб Газукин, “Бобст СНГ”: Две инсталляции в период карантина мы выполнили собственными силами

Весной 2020 года в разгар карантина специалисты “Бобст СНГ” реализовали два проекта, примечательные тем, что монтаж и ввод оборудования в эксплуатацию были выполнены исключительно силами специалистов российского представительства Bobst. Подробности — от генерального директора “Бобст СНГ” Глеба Газукина.

Максим Мережко Максим Мережко Решения для полиграфии

Глеб Газукин, генеральный директор "Бобст СНГ"

Прим. редакции: интервью подготовлено главным редактором портала “Гофро Эксперт” Игорем Ткаленко. Публикуется с разрешения редакции.

 

— Господа, приветствую! С нами Глеб Газукин. Глеб, где ты находишься и какие у вас новости?

— Всем добрый день, я нахожусь в офисе Bobst, Москва. Мы не останавливали работу, не уходили на карантин, потому что обязаны поддерживать клиентов по сервису и поставкам запчастей.

С первых дней введения ограничений мы перестали ходить в офис, но наладили работу удаленно для всех сотрудников, которые занимаются поставками, логистикой запасных частей. Все наши инженеры были доступны.

Сейчас работаем из офиса. Расписаны смены и установлено максимальное количество находящихся людей.

В марте мы одновременно вели два монтажа — на одном из заводов группы SFT (Алексинская БКФ. — Ред.) и на площадке Архбум-Подольск. Одну из машин привезли прямо во время карантина: прошли таможню, выгрузили, все прошло хорошо.

Затем две наши бригады монтировали машины. В Алексине это фальцесклейка для производства сложных коробов ExpertFold 170, очень интересная, сложная, хитрая конфигурация, которая была составлена, исходя из потребностей компании на перспективу.

В Подольске — линия MasterFlex-HD, флексопечать с плоским прессом. Сейчас там уже две наших линии (MasterFlex 2.1 и MasterFlex-HD) в зеркальном исполнении, работают с одной платформы, их очень удобно обслуживать.

Поскольку MasterFlex-HD — наш топовый продукт, мы очень переживали, сможем ли ее проинсталлировать силами одного российского сервиса. До этого мы всегда обращались за помощью к нашим коллегам из головного офиса в Швейцарии.

Тем не менее монтаж показал, что все наши усилия, время, которое мы вкладывали в развитие сервисов, повышение навыков и квалификации персонала, сработали. Наши инженеры отлично справились с монтажом линии и вводом в эксплуатацию.

Очень горд тем, что у нас есть такие люди. Заказчик, кстати, тоже — мы получили от него положительные отзывы. Также нашу работу проанализировали специалисты Bobst Швейцария, которые подтвердили, что все было сделано на уровне — то есть, независимо, инженеры какой страны работают, Bobst — это Bobst.

— Вы сказали швейцарцам, что едете на монтаж, и они сказали: «С Богом!» или «Держим связь по телефону»? Как все происходило?

— Каждую неделю по видеосвязи мы проводили с главным офисом совещание по инсталляциям. Проекты делили на несколько этапов: отгрузка оборудования, доставка до клиента, монтаж, запуск, обучение персонала — и решали пошагово.

Основной аспект — безопасность и здоровье сотрудников — как наших, так и Заказчика. Первое время у нас было два больших совещания в неделю на эту тему. Директора и главы представительств BOBST делились ситуациями, проблемами, методами решения. Сейчас обсуждаем эти вопросы один раз в неделю — снизилась напряженность, да и мы набрались кое-какого опыта.

Такого рода общение, чувство, что ты не один, очень ценно. Да, мы закрывали заводы в Лозанне и Лионе на несколько недель. За этот срок мы предприняли меры по дистанцированию, обеспечению запасов дезинфицирующих средств на предприятиях, выполнили все требования французского и швейцарского «потребнадзора».

Были случаи заражения, но, насколько это возможно в таких условиях, мы довольно организованно встретили эту ситуацию.

— При монтаже линий использовали очки удаленного доступа?

— Нет, обошлись без них. Думали, даже непосредственно обсуждали с руководителем Алексинской БКФ Сергеем Гомзяковым, но решили, что они в данном случае не помогут.

Технологии AR (Augmented Reality) больше нужны для ремонта, чем для обучения или инсталляций. Во время монтажа наши люди и без шлемов знали, что им делать.

Кстати, буквально на следующей неделе мы будем проводить обучение персонала Архбум работе с этими очками.

— То есть актуальность очков в связи с ситуацией растет?

— Ты абсолютно прав. Есть предприятия, которые не допускают к себе посторонних, плюс до некоторых сейчас очень сложно добраться, плюс — это очень серьезная экономия времени.

Системы удаленной работы сейчас экстренно важны, причем не только в России, но и во всем мире. Очень много договоров заключается на удаленную диагностику, на эти очки. Работаем над тем, чтобы они стали более легкие в установке и пр.

— Сколько у вас машин на удаленном контроле?

— Цифра плавающая, потому что один контракт заканчивается, другой начинается, но думаю, сейчас у нас порядка 60 подключений.

— Насколько изменилась работа компании в связи с вирусом?

— Пока все загружены, заказов много, объемы увеличились.

Одна немецкая компания показала анализ работы своих машин по всему миру. Оборудование, которое у них работало на коммерческом рынке, реклама, журналы, буклеты и прочее, начало страдать с 10-х чисел марта, тогда как упаковка до сих пор либо в том же объеме, либо даже выросла.

— Ты имеешь ввиду удар по полиграфии, печатным масс-медиа?

— Это очень серьезный удар. Но надеюсь, что ребята смогут восстановиться. Ведь объективно: кому сейчас нужен рекламный буклет, если я как потребитель не имел к нему доступа полтора месяца? Мне его сейчас никто не выдаст на улице, я не иду в автосалон, чтобы купить машину…

Почти все ушли в онлайн. Даже ведущие шеф-повара проводят онлайн-ужины… и это всем интересно! Думаю, что и рекламная полиграфия найдет решение, как им извлечь выгоду из текущей ситуации.

— Кроме того, что вы стали сильнее и ваши инженеры провели самостоятельный монтаж, какие еще извлекли плюсы?

— Сейчас в Набережные Челны идет такая же большая линия, как в Архбум, только с большим количеством секций печати, и когда мы разговариваем с Андреем Геннадьевичем Фомичевым (гендиректором Набережночелнинского КБК), я могу сказать: «Андрей Геннадиевич, не волнуйтесь, даже если к моменту прихода линии не откроют границы, мы силами российского офиса её смонтируем»…

— Какое там количество красок?

— В Подольске две машины, три и две секции печати. В Набережные идет линия для полноцветной печати — 6 печатных секций, хотят делать продукцию офсетного качества. Очень многое, конечно же, зависит не только от машины, но и от качества клише, но у них всё должно получиться. Думаю, что в конце октября линия будет выдавать продукцию.

— Пришлось корректировать планы в связи с карантином?

— Пришлось. Например, некоторые Заказчики не смогли принять уже готовое оборудование, и мы сдвигали отгрузки. Другие Заказчики из-за остановки наших заводов пошли нам навстречу и приняли смещение сроков. Конечно же, большое спасибо им за это.

— Что ж, рады были тебя видеть в офисе, ждем хороших новостей и надеемся скоро увидеться вживую!

— Спасибо, Игорь, и отдельное спасибо за то, что, в отличие от других медиа-ребят, ты не стал меня спрашивать насчет прогнозов (смеётся).

Комментарии

Войдите на сайт, чтобы принять участие в обсуждении. ВХОД

EMAIL-РАССЫЛКА PRINTDAILY.RU

Один-два раза в неделю.
Без спама!