Просчитать, но не просчитаться: схема обоснования инвестиций

Написал: Александр Амангельдыев

Просчитать, но не просчитаться: схема обоснования инвестиций

Любая серьезная инвестиция, как правило, должна строиться на просчитанной и продуманной стратегии развития. В большинстве случаев инвестиции в полиграфию преследуют одну простую цель — увеличить производительность предприятия. Несколько реже это связано с расширением возможностей или упрощением процесса производства (например, заменой ручного труда на автоматизированное оборудование). Иными словами, нехватка производственных мощностей и увеличение заказов требуют новых вложений денежных средств. Однако это только часть инвестиционного процесса. Если бы все типографии подходили к процессу инвестиций таким способом, развитие отрасли шло бы только по экстенсивному пути. Но развитие бизнеса — это не случайный процесс, а сознательное движение к лучшему. Поэтому очень часто инвестиции связаны со стремлением выйти на новые рынки, создать новые продукты, качественно изменить собственное производство. Желание начать заниматься чем-то новым всегда связано с определенной долей риска: нужен ли кому-нибудь товар, который компания собирается производить; если нужен, то в каком объеме; какие особенности должны быть у этого продукта и т. д. Однако существуют маркетинговые методики, которые позволяют снизить риск и получить определенную информацию о рынке и предполагаемой продукции еще до того, как инвестиции сделаны. В данной статье мы постараемся дать общее представление о том, как можно оценить ситуацию на рынке, используя общедоступную информацию, и на ее основе делать выводы о необходимости выхода на новые рынки.

Упаковочный сегмент. Неожиданные оценки

Сами подходы достаточно просты и не требуют проведения масштабных исследований, но при этом дают представление об отечественном рынке в целом. Сейчас считаются практически беспроигрышными инвестиции в оборудование для изготовления упаковки. Люди всегда будут испытывать потребность в еде и в базовых товарах для обеспечения нормальной жизнедеятельности, а все эти товары нужно упаковывать. Значит, если начать производить упаковку, то гарантированно становишься успешным предприятием, сбыт продукции обеспечен. Однако не все так просто. Прежде чем создавать еще одно производство упаковки, стоит задуматься о том, нужно ли пищевому рынку или рынку товаров народного потребления еще больше упаковки. В этой связи следует ответить на ряд вопросов.

  • Ввод нового производства приведет к увеличению количества произведенной продукции. Будет ли на нее спрос? Оценку можно проводить по ряду прямых и косвенных признаков. Статистически известно, что каждый житель крупного города потребляет в год около 200 единиц товаров, упакованных в картонную коробку. Житель мегаполиса чуть больше — 250, жители сел и деревень — около 100. Зная примерное распределение граждан по месту проживания и общее число граждан страны, можно оценить потребность страны в картонной упаковке. Получается, что России нужно около 120 млрд картонных коробок в год, разного размера и формы. Еще некоторое количество потребления добавится за счет приезжих и экспорта ряда товаров (10–12 млрд), но при этом часть упаковки прибывает в нашу страну из-за рубежа вместе с товаром. Если пять–шесть лет назад объем таких товаров был существенным и его можно было оценить в 15–20 млрд упаковок, то сейчас этот объем снизился в результате санкционной политики и составляет около 10 млрд. Таким образом, общий объем картонной упаковки (из плотного картона) в нашей стране — около 122–125 млрд единиц.
  • Обычная печатная машина способна отпечатать в спокойном режиме около 80–100 тыс. листов картона в день при больших тиражах упаковки и около 50 тыс. при малых. На каждом листе в среднем располагается 8–10 заготовок коробок. Таким образом, одна печатная машина большого формата способна отпечатать около 150–180 млн коробок в год. По данным статистики продаж полиграфического оборудования в России за 10 прошедших лет в нашей стране установлено более 1100 печатных машин (10-летний период берется из соображений среднего срока жизни печатной машины). Впрочем, существенное количество печатных машин сохранилось и с более ранних времен, и они регулярно используются для печати упаковки среднего уровня сложности. Общее число листовых офсетных машин, работающих в нашей стране, следует оценить примерно в 2200–2500. Не все машины задействованы в производстве упаковки, немалая их часть работает в журнальном или в коммерческо-рекламном сегменте продукции. Собственные наблюдения издательства «Курсив» позволяют сделать вывод о том, что в упаковке работает примерно 1300–1500 печатных машин. Еще некоторое их количество используется в смешанном режиме, на них печатают и картонную упаковку, и коммерческую продукцию. Поэтому следует ввести поправку и принять общее количество печатных машин, работающих в сегменте производства упаковки, за 1700.
  • Учитывая полученные цифры, можно сделать вывод, что в стране работает оборудование, позволяющие производить 190–210 млрд картонных коробок в год. А потребности мы оценили существенно меньше, примерно в 125 млрд. Вот такой неожиданной получается ситуация в России. Налицо явный переизбыток производственных мощностей.

Впрочем, нужно ввести поправки. Далеко не все печатные машины способны работать с той производительностью, как указано в наших оценках. Добрая половина печатных машин изготавливает в день не более 20–30 тыс. листов. А если учесть еще и тот факт, что примерно 35–40% машин, используемых в упаковочном сегменте, половинного формата, то объем производства нужно еще скорректировать в меньшую сторону. Таким образом, объем производства упаковки в России следует оценить в 140–150 млрд, и это все равно заметно больше, чем требуется.

Существует мнение, что объем производства упаковки в нашей стране будет расти и инвестиции в нее оправданны. Отчасти это верно, но по оценкам государственных и независимых аналитических органов, рост объема производства составляет не более 2% в год, что дает прирост 1,5–2 млрд в год. Так что на прирост рынка надеяться сложно, как и на то, что отечественный товаропроизводитель выйдет на международный рынок и начнет в больших объемах продавать продукцию за рубеж. Рост экспорта хоть и отмечается, но он по большей части связан с сырьевыми продуктами или товарами, не требующими упаковки (трубы, вооружение, автомобили и т. д.).

Из всего сказанного можно сделать вывод, что уже сейчас наблюдается явное перепроизводство на рынке упаковки. А значит, если инвестировать в данный сегмент, то нужно четко понимать, за счет чего можно будет привлечь заказчика. И здесь ничего нового придумать невозможно. Это либо более низкие цены, либо более интересные сервисные услуги (сроки, распределенная доставка, комплектование и т. д.), либо необычная продукция с добавленной ценностью для клиента. Либо все сразу. Более того, нужно понимать, что если одна типография увеличивает свой объем производства упаковки, другая этот объем потеряет. А значит, уход с рынка каких-то игроков неизбежен. Причем уход с рынка упаковочных типографий, что кажется не очень логичным многим «экспертам» рынка, которые считают: «Если ты печатаешь упаковку, то практически защищен от отсутствия заказов». Отнюдь.

Книжный рынок. Перспективы

Подобный анализ можно проводить и по другим видам продукции. При этом критерием получения примерных цифр могут быть и другие виды оборудования. Например, при производстве книг оценку удобно проводить по блокообрабатывающим и книговставочным линиям. Статистика Книжной палаты говорит о том, что в России продается около 700–750 млн книг в год. Их нужно поделить примерно поровну на книги в твердом переплете и книги в мягкой обложке. В нашей стране книги производятся как на серьезных книжных линиях, так и на простейших ручных станках. Но все же большая часть книг делается на поточных линиях. В России работает около 100–120 книжных линий для производства книг в твердом переплете и примерно 150–180 линий — для книг в мягкой обложке. Впрочем, заметная часть линий для бесшвейного скрепления используется для изготовления журнальной или каталожной продукции, так что чисто книжных линий насчитывается не более 80.

Производительность книжных линий для твердого переплета позволяет в среднем изготавливать 2,5–3 млн книг в год. Физически они могут и больше, но достаточно длительный процесс переналадки и сокращающиеся тиражи снижают общую продуктивность. Более того, многие книжные линии в нашей стране весьма «пожилые», так что продуктивность их низкая. Более производительные линии бесшвейного скрепления могут обеспечить годовой объем производства до 7–8 млн при коротких тиражах. Но и тут нужно внести «поправку на возраст». Немалое количество линий бесшвейного скрепления, работающих в России, выпущены 15–25 лет назад и, соответственно, похвастаться большой продуктивностью не могут.

Таким образом, российские производственные мощности позволяют выпускать до 350–360 млн книг в твердом переплете и до 600 млн книг в мягкой обложке в год. Получается любопытная ситуация. Объем производства книг в твердом переплете в нашей стране практически соответствует возможностям отечественной полиграфии, а вот мощности для выпуска книг в мягкой обложке как минимум вдвое превышены. Так что и на этом рынке потенциальных инвесторов особенно никто не ждет. В данном сегменте скорее не хватает заказов, нежели производственных мощностей.

Допечатный сегмент. Оправданные инвестиции?

Можно привести и другие интересные цифры. В последние годы все чаще ряд полиграфических предприятий начинают предлагать услугу вывода печатных форм на сторону. Причем есть как специализированные предприятия (по старинке называемые репроцентрами), так и предприятия, которые выводят и для себя, и для других типографий. По нашим сведениям, в нашей стране в прошлом году появилось несколько выводных устройств, специально приобретенных для оказания услуг по выводу форм. Причем ставят их компании, уже имеющие опыт подобной работы. Исходя из этих фактов, можно сделать вывод, что потребность в выводе форм на сторону велика, и это направление можно считать перспективным с точки зрения инвестиций. Попробуем подсчитать.

Всего в России за последние 7–8 лет (средний срок жизни CtP-устройства) было установлено около 600 выводных устройств разных производителей и разных форматов. Эту цифру следует увеличить еще на 200–250 устройств, сохранившихся с прежних времен и продолжающих успешно работать. Несмотря на разнообразие форматов, большинство устройств для вывода пластин рассчитано все же на формат пластины 70х100 см. Именно ее и примем за базу подсчетов. Поскольку скорость вывода практически пропорциональна формату, подсчет по базовому формату вполне правомерен. Средняя скорость работы выводного устройства 15–20 пластин в час. Есть, конечно, устройства, работающие намного быстрее, но нам интереснее нижний предел производительности, поэтому возьмем за основу минимальную скорость.

Исходя из отчетов, российский рынок потребляет около 10,5 млн м2 офсетных пластин в год. В пересчете на пластины типового формата это примерно 15 млн пластин в год. При этом суммарная производительность по офсетным пластинам всех используемых в нашей стране CtP-устройств составит минимум 40–45 млн пластин при щадящем режиме работы выводного устройства (12 ч в день, пять дней в неделю). Таким образом, получается, что на рынке более чем трехкратное превышение общей производительности относительно потребности рынка. Нужно ли в этой связи инвестировать в приобретение CtP — большой вопрос.

Впрочем, и здесь требуется внести уточнения. Есть множество корректирующих факторов, способных перевернуть ситуацию. Вряд ли следует приобретать CtP для оказания услуг по выводу пластин в крупных городах, где подобного рода сервисные услуги уже имеются и мощностей вполне хватит даже с учетом возможного роста загрузки. Но вполне может быть и так, что приобретение CtP-устройства будет оправданно для города, где услуг по выводу офсетных форм нет. Разумеется, оправданным будет приобретение CtP для замены устаревшего или выработавшего свой ресурс оборудования, а также тем типографиям, у которых еще нет выводного устройства (впрочем, здесь следует просчитать целесообразность владения собственным CtP против сторонней услуги по выводу — зачастую второе оказывается выгоднее).

Перечисленные выше примеры мы привели для того, чтобы показать: первичные маркетинговые исследования рынка можно проводить сравнительно простыми методами. Нужно лишь правильно поставить задачу. Конечно, такие несложные подсчеты не исключают и более детальной проработки тематики. Скорее, они позволяют сразу увидеть некоторые наиболее очевидные факты. Но в ряде случаев и этого уже достаточно для понимания вопросов, которые поднимают ряд «экспертов рынка» о будущем полиграфии.

 


Место для инвестиций есть

На сегодняшний момент в России действительно достаточно полиграфических мощностей для текущего уровня развития отрасли. Однако это вовсе не означает, что инвестировать в развитие не нужно. Наоборот, очень даже нужно. Причин тому много, отметим лишь некоторые из них.

  • Макроэкономические причины. Объем потребления полиграфической продукции в России находится на уровне отсталых стран. Нам далеко не только до лидеров (США, Китай, Япония, Германия), но и до весьма средних по уровню развития стран. Общее экономическое развитие страны тянет за собой и полиграфию. Тем не менее перспективы развития экономики все же видны. А это значит, что в России могут появиться и новые полиграфические объемы. Во всяком случае наши подсчеты показывают, что по объему заказов мы из года в год немного прирастаем. Правда, рост производственных мощностей происходит быстрее, чем количества заказов, поэтому многие типографии отмечают снижение объемов производства.
  • Конкурентные причины. Они напрямую следуют из макроэкономических причин, описанных выше. Объемы производства растут медленно, производственные мощности — быстрее. Соответственно, растет конкуренция. А значит, типографии, создавшие более современное и эффективное производство, окажутся в лидерах и соберут больше заказов, чем те, кто остановится в своем развитии. И это важная причина для инвестиций.
  • Новые виды продукции. Казалось бы, в нашей стране есть полиграфические предприятия на любой вкус. И нет такого вида продукции, который бы не могли производить в России. Тем не менее в типографиях ведущих стран встречается печатная продукция, которую у нас либо не изготавливают, либо ее ничтожно мало в общем объеме. На первый взгляд кажется, что у нас мало высококачественной кашированной упаковки из микрогофрокартона, почти нет упаковки из плотного толстого картона (1,5–1,8 мм), очень мало журналов печатается с высоким качеством на офсетной бумаге (а это мировой тренд в дизайне престижной периодики). До недавнего времени у нас не было такого продукта, как каталог торговых сетей (ритейл-каталог), а сейчас их издают все серьезные торговые сети России. В этой связи можно предположить и скорое появление крупных продавцов товаров по каталогам и, как следствие, самих каталогов. Не развита у нас полиграфия для индивидуальных заказчиков, хотя надежды на ее появление все же есть. Таким образом, инвестиции в полиграфию необходимы. Важно только трезво оценивать направление этих инвестиций и пытаться просчитывать перспективы.

График установки печатных машин в типографиях России. Фиолетовым цветом указано общее количество новых печатных машин, желтым — бывших в употреблении. График не показывает точное количество единиц оборудования (эти цифры в явном виде получить непросто), он отражает общую тенденцию по каждому году и, самое главное, динамику изменения. Здесь учитываются машины разных классов и форматных групп, поэтому напрямую вычислять по этому графику прирост производственных мощностей в нашей стране сложно. Однако тенденции увидеть можно. В «жирные» 2002–2008 гг. в России появлялось около сотни новых печатных машин в год и примерно 15 машин, бывших в употреблении. В послекризисные 2009–2014 гг. объем поставок сократился в полтора раза, а в «санкционный» период с 2014 г. упал еще в два с половиной раза, при этом существенно выросла доля подержанных машин. Но главный вывод из этих графиков в том, что даже в самые сложные годы производственные мощности в России все равно прирастали. Причем в последние годы прирост был небольшой в количественном плане, зато в нашу страну поставляли в основном современные высокопроизводительные машины. Так что производственные мощности росли весьма активно. На графиках не показана естественная убыль машин, но в России она минимальна и происходит лишь за счет продажи некоторых машин за рубеж, но счет таким продажам невелик (12–15 единиц), остальные машины продолжают работать в России, хотя и меняют владельцев. Но с точки зрения учета производственных мощностей это не так важно. Даже очень «пожилые» машины определенный объем производства создают

 

График установки CtP-устройств в России. Любопытно, что практически все выводные устройства, инсталлируемые в типографиях нашей страны, новые. Установка бывших в употреблении машин случается, но в большинстве случаев это устройства, переехавшие из одной российской типографии в другую, а значит, общий объем производства в целом сохраняется. Импорт бывших в употреблении CtP-устройств хотя и изредка случается, но на общую картину практически никак не влияет, поэтому на графике не обозначен. Точное количество работающих CtP подсчитать сложно, поэтому график показывает лишь примерное распределение. В период бурного развития полиграфии в 2002–2008 гг. в нашей стране появлялось более 100 единиц такого оборудования в год, затем импорт сократился, а начиная с 2014 г. уменьшился еще сильнее. Причиной этого следует назвать не столько кризисные явления в экономике нашей страны, сколько насыщение рынка. Практически все типографии, которые планировали приобрести подобное оборудование, это сделали, и сейчас установка новых машин во многом связана с заменой старых устройств. В отличие от печатных машин, естественная убыль CtP-систем реально существует, хотя она и невелика

 

Прокомментируйте статью

Подпишитесь на еженедельную рассылку