Koenig & Bauer: в России с XIX века!

В декабре 2018 года российская дочерняя компания ГК Koenig & Bauer отпраздновала свое 15-летие. Поздравить коллег в Москву приехал Свен Стржельчик – человек, стоявший в 1999 году у истоков бизнеса компании в России, а ныне занимающий пост вице-президента по продажам компании Koenig & Bauer Sheetfed. В интервью PrintDaily.ru Свен рассказал об успехах российской “дочки” в уходящем году, сложностях работы на мировом рынке в условиях непростой политической ситуации, а также перспективах офсета в противостоянии с цифровой печатью...

Максим Мережко

Вице-президент по продажам Koenig & Bauer Sheetfed Свен Стржельчик, директор по маркетингу «Кениг унд Бауэр РУС» Анна Перова и генеральный директор «Кениг унд Бауэр РУС» Федор Смирнов

Свен, если память меня не подводит, Koenig & Bauer начала работать в России в конце 90-х, так что 15 лет у меня как-то не получается...

Дело в том, что наше первое российское представительство было открыто в 1991 году, но оно не вело коммерческой деятельности и оказывало исключительно консультационные услуги. Довольно быстро стало очевидно, что такой сервис не соответствует мировому статусу концерна, поэтому в 2003 году мы открыли уже полноценную дочернюю компанию на базе российского юридического лица и именно с этого момента ведем свою историю.

Впрочем, при желании можно было бы назвать куда более солидную цифру, ведь в реальности Koenig & Bauer начал работать здесь еще в XIX веке. В 1856 году, когда Россия вышла из Крымской войны, император Александр II хотел наладить выпуск ценных бумаг и именно наши конструкторы построили для этой задачи двухкрасочную, а затем и четырехкрасочную машины, обеспечивавшие точную приводку, что для того времени было весьма сложной инженерной задачей. Можно сказать, что тогда был заложен фундамент для долгосрочного сотрудничества, который продолжается до сих пор.

Насколько хорошо бизнес чувствует себя сейчас? Каким стал для вас уходящий год?

В ноябре 2018 года в нашей штаб-квартире в Радебойле состоялась встреча представителей Koenig & Bauer со всего мира, среди которых Россия заняла 4 место. Рейтинг был сформирован на основе целого ряда показателей. С учетом непростой политической ситуации, я считаю это очень хорошим показателем.

Всего за 2018 год мы продали в России 38 новых печатных секций: 13 половинного формата и 25 формата В1 и выше. По нашей оценке на основе статистики VDMA (Союза Машиностроителей Германии) в денежном выражении это дает примерно 47% от всего количества проданных в стране офсетных секций и уверенное первое место, а также один из лучших показатель по всем странам где работает Koenig & Bauer.

Это повторные продажи существующим клиентам или есть и новые?

Несколько машин продано в типографии, с которыми мы ранее не сотрудничали. Например, Подольская фабрика офсетной печати и типография “ВМС-Принт” выбрали полуформатные листовые офсетные машины Rapida 75 Pro. Чуть раньше – в декабре 2017-го – такая же модель, в очень интересной комплектации была отгружена для московской типографии «Дельта Принт Т», которая выпускает эксклюзивную упаковку для парфюмерно-косметических товаров.

Какой проект, реализованный в 2018-м, вам кажется наиболее интересным?

Я бы выделил продажу полноформатной шестикрасочной офсетной машины Rapida 105 Pro (шесть красок, лак, двойное удлинение приемки и автомат смены форм) в тверскую типографию “Люксупак”. Это первая в России Rapida 105 Pro, оснащенная системой контроля качества inline, которая в процессе печати сканирует оттиски и сравнивает их не с утвержденным листом, а с pdf-файлом.

Кроме этого, выделю покупку машины Rapida 105 типографией “СитиПресс” (Новосибирск). Особенность этого проекта в том, что это первая покупка новой офсетной машины в регионе за много лет. И нам очень приятно, что выбор пал на оборудование Koenig & Bauer.

Если сравнить показатели уходящего года с предыдущими – какая будет динамика?

Наша доля рынка в России более-менее стабильна, но продажи незначительно снижаются вслед за уменьшением самого полиграфического рынка. С одной стороны, развитие интернета и социальных сетей привело к снижению объемов выпуска рекламной и многостраничной издательской продукции. С другой – из-за высокой волатильности рубля получить финансирование на покупку полиграфического оборудования в России становится все сложнее. Я верю, что текущие рабочие проекты состоятся, но срок их реализации составит 2–3 года, а в некоторых случаях даже 5 лет.

А каковы успехи Koenig & Bauer Sheetfed на мировой арене?

В глобальном масштабе мы обычно растем на 5–10% в год, но в 2018-м будет зафиксировано незначительное снижение объема продаж. С одной стороны, на это повлияли задержки с поставкой необходимых компонентов от наших подрядчиков, с другой – непростая политическая ситуация во всем мире. Например, британские типографии до октября не заключили ни одного договора, так как некоторые прогнозы предрекают, что в случае выхода Великобритании из Евросоюза (‘No-deal’ Brexit) фунт потеряет до 20% своей стоимости по отношению к евро. Компенсировать это за счет маржи типографии не смогут, поэтому не инвестируют. В Италии растет ставка рефинансирования. Турецкая лира обвалилась почти на 40%, что негативно повлияло на некоторые развивающиеся страны в Южной Африке и Южной Америке. Торговая война между США и Китаем чревата тем, что американцы будут покупать меньше китайских товаров, соответственно там будет требоваться меньше печатной продукции и оборудования для ее производства… В нашем бизнесе все взаимосвязано.

Какое оборудование сейчас делает наибольший вклад в продажи компании?

Очевидный ответ – машины для производства картонной упаковки, потребность в которой растет. Коробки сегодня являются не просто средством защиты товара во время транспортировки, но и маркетинговым инструментом, а также носителем информации. При этом производители часто меняют дизайн, выпускают новые серии продуктов и т.п., что опять такие предполагает производство новой картонной упаковки.

Мы прогнозировали это, потому еще несколько лет назад сделали оборудование для производства картонной упаковки приоритетным и начали работу над тем, чтобы предлагать своим клиентам не только высококлассные печатные машины, но комплексные решения.

И поэтому вы в 2016 году приобрели испанского производителя высекальных прессов Iberica и буквально в этом месяце – турецкую компанию Duran Machinery, выпускающую фальцевально склеивающие линии? Как проходит их интеграция в бизнес Koenig & Bauer?

Да, мы считаем, что это было стратегически правильное решение, так как клиентам удобнее покупать все требуемое оборудование у одного поставщика, получая при этом высококлассную поддержку и сервис.

До 2016 года Iberica была маленькой компанией, выпускавшей в год 12 хороших высекальных прессов, но не сумевшей обеспечить их хорошим сервисом. Через два года после того, как мы купили эту компанию, объем выпуска вырос до 36 машин в год не в последнюю очередь благодаря тому, что представительства Koenig & Bauer по всему миру обеспечивают этим прессам поддержку такого же высокого уровня, что и печатным машинам Rapida. Производство Iberica осталось в Испании, а ее название изменилось на Koenig & Bauer Iberica в соответствии с прошлогодним глобальным ребрендингом нашей компании.

Что касается Duran Machinery – теперь компания называется Koenig & Bauer Duran, – то здесь ситуация иная. По объемам продаж это второй в мире производитель фальцевально-склеивающих линий, уступающий лишь Bobst. Нам очень не хватало такого оборудования в портфолио, поэтому мы с нетерпением ждали окончания долгих переговоров и закрытия сделки. Замечу, что была создана новая компания, в которой Koenig & Bauer имеет 80%, а прежние владельцы 20% – нам было очень важно, чтобы они остались в бизнесе и сохранили заинтересованность в его развитии.

Инженеры Koenig & Bauer как-то вмешиваются в работу испанских и турецких коллег?

Если мы видим, что можем что-то улучшить – почему нет? Например, в этом году высекальные пресса Iberica стали оснащаться нашим самонакладом, что позволило повысить скорость их работы. Про фальцевально-склеивающие линии в этом контексте пока говорить преждевременно.

Что скажете о перспективах продажи прессов Iberica и фальцевально-склеивающих линий Duran в России?

Фальцевально-склеивающие линии будут продаваться и обслуживаться нашей российской дочерней компанией, но это случится в 2019 году – сначала нам нужно решить ряд организационных вопросов.

Что касается прессов Iberica то пока мы не можем рассказать о новых проектах (в России работает несколько машин, установленных предыдущими поставщиками ), но активно работаем в данном направлении. В частности, наша дочерняя компания приняла на работу Николая Чеснокова, который является экспертом по оборудованию Iberica. Также мы планируем увеличить маркетинговую активность: в 2019 году после восьмилетнего перерыва «Кениг унд Бауэр РУС» примет участие в выставке “Росупак”, где мы сможем подробно рассказать гостям нашего стенда о возможностях и преимуществах прессов Iberica.

Что вы думаете о перспективах цифровых машин в офсетных типографиях? Очевидно, что все больше компаний приобретают “цифру”, чтобы убрать с офсета неэффективные заказы, предлагать клиентам оперативную и малотиражную печать и т.д. Но в комплексном предложении Koenig & Bauer, о котором вы говорили, решений начального и среднего уровня нет и, похоже, не предвидится.

Цифровые машины начального уровня для выпуска рекламной продукции нам как производителю не интересны. Это высококонкурентный рынок и если бы мы вышли на него по принципу me too (у меня тоже есть такой продукт – Прим. ред.), то зарабатывать нам было бы очень сложно.

Что касается промышленных цифровых машин, то у Koenig & Bauer есть серия индустриальных рулонных машин RotaJet, которыми занимается дочерняя компания Koenig & Bauer Digital & Webfed, а также проект по созданию листовой гибридной машины формата В1 VariJET 106, предназначенной для выпуска картонной упаковки. Этот проект мы считаем очень перспективным.

Это был громкий анонс перед drupa 2016 – тогда вы говорили, что планируете начать продажи уже в 2017-м, но после выставки эта машина просто пропала из “эфира”...

Как вы знаете, мы делали VariJET 106 вместе с американской корпорацией Xerox, которая привнесла в проект свою технологию струйной печати. К сожалению, нам не удалось достичь запланированного уровня качества, поэтому мы прекратили сотрудничество с Xerox и сейчас работаем по другому. В планах – показать рабочее решение на выставке drupa 2020. После этого машину можно будет посмотреть в нашем новом демоцентре, строительство которого сейчас заканчивается в Радебойле. Там мы соберем все печатное и послепечатное оборудование Koenig & Bauer, предназначенное для производства картонной упаковки. С одной стороны, это позволит нам оперативно реагировать на желание клиента посмотреть наши решения в работе и провести тестирование с использованием их собственных макетов. С другой – мы будем меньше отвлекать от работы тех, кто уже работает на нашем оборудованием и кого мы раньше просили принять делегацию и вывести тесты.

Возможности машины VariJET 106 как-то изменятся по сравнению с тем, что заявлялось ранее?

В целом, нет. Это будет семикрасочная гибридная машина формата B1, сочетающая секции офсетной и цифровой печати с модулями для вспомогательных операций и финишной отделки (нанесение белил, ротационная высечка, холодное тиснение фольгой и др.). Ее основное назначение – печать картонной упаковки, в том числе сложной и с дополнительной отделкой.

Что делает Koenig & Bauer чтобы повысить привлекательность офсета в глазах тех, кто считает эту технологию вчерашним днем и склоняется к покупке цифрового оборудования?

Мы убеждены, что офсетная технология еще много лет успешно будет использоваться в производстве картонной упаковки. Ведь упаковка – это всегда много красок, в т.ч. Pantone, и сложной разнообразной отделки с использованием лаков, фольги и проч. В этом смысле офсетная технология предлагает намного больше возможностей, чем цифровая.

Что касается тиражей, то в наших машинах используется огромное количество инновационных инженерных решений, позволивших опустить планку ОЧЕНЬ низко. Наверное, нет смысла перечислять их все и погружаться в технические детали, поэтому я опишу наш прогресс по другому. На машинах Rapida можно сменить все печатные формы за 36 с вне зависимости от количества секций. Полная переналадка может быть выполнена за несколько минут. В Европе есть типографии, которые эксплуатируют наше оборудование, берут в работу тиражи от 50 листов и зарабатывают на этом.

Наконец, очень важен вопрос ценового анализа. Мне сложно понять целесообразность покупки цифрового оборудования, где литр краски стоит 50-60-70 или более евро.

Добавлю, что в России наблюдается явный сдвиг спроса в сторону высокоавтоматизированых офсетных машин, которые позволяют заметно уменьшить время и количество отходов при переналадке. Rapida 105 Pro в типографии “Люксупак” – один из последних и наиболее ярких примеров. Это означает, что руководители типографий стали очень тщательно считать и видеть где кроется реальная экономия. Уверен, что в ближайшие годы такая же тенденция проявится и в сегменте послепечатного оборудования, что даст дополнительный стимул для продаж наших высекальных прессов и фальцевально-склеивающих линий.

А что вы скажете про использование в офсете высокореактивных красок и светодиодных сушек? Это нишевое решение или глобальный тренд в офсетной печати?

Эта технология позволяет получать абсолютно сухие оттиски, но при этом для нее нехарактерен запах и некоторые другие недостатки, присущие традиционной офсетной УФ-печати. Количество проданных машин Rapida, оснащенных светодиодными сушками, растет по всему миру. Причем, что примечательно, речь идет не только об “упаковочных”, но и обычных “коммерческих” машинах в многокрасочной конфигурации с устройством переворота листа.

В завершение, скажете несколько слов о вашем недавнем ребрендинге – как вам работается в новой компании, как восприняли это клиенты?

Возвращение к истокам, замена короткой аббревиатуры КВА именами основателей компании, а также новая корпоративная символика стали очень важным шагом в развитии компании. мы получили возможность удобно и понятно объединить все наши компании – а их в группе сейчас много – под одним зонтичным брендом Koenig & Bauer. Это важно, так как раньше была некоторая путаница и не все однозначно понимали, что за тем или иным решением стоит Koenig & Bauer – старейший в мире производитель, отметивший недавно двухвековой юбилей.

То же самое касается и логотипа. Прежний знак с двумя цилиндрами и проходящим между ними листом много лет служил нам верой и правдой, явно указывая на то, чем занимается компания, и выделяя нас среди прочих. Но для работы в новых условиях тот логотип уже не годился, так как не в полной мере отражал суть бизнеса компании, а именно тот факт, что Koenig & Bauer разрабатывает, производит и предлагает своим клиентам не только офсетные печатные машины, а нечто намного большее.

Подпишитесь на еженедельную рассылку