Финны во флегме

В феврале этого года члены клуба цифровиков Санкт-Петербурга совершили традиционный вояж к финским полиграфистам, о котором нам рассказал директор типографии Любавич Максим Румянцев.

Написал: Максим Мережко

 

Максим Румянцев, директор типографии Любавич

Максим Румянцев, директор типографии Любавич

 

Наверняка, командировка дала пищу для размышлений?

Мы с клубом цифровиков уже второй раз выезжаем в Финляндию. И каждый раз возникает пара мыслей-чувств после посещения соседей. Такой, выражаясь боксерским сленгом, «удар-двоечка»: обе мысли идут одна за другой, «бьют по мозгам», и не успеваешь засечь – где закончилась одна мысль, а где «ударила» другая. 

Первая мысль: как еще у нас в России жить хорошо! В смысле, какая у нас еще слабая конкуренция в полиграфии. А вторая – а ведь этот коллапс ждет и нас в скором времени! Так?

Так! Когда три года назад перед нашей делегацией выступал председатель финского Союза полиграфистов Лассе Крогель, он показывал множество графиков, рисовал три варианта сценария развития полиграфии, давал анализ развития различных сегментов отрасли и т. д. Хотя уже тогда, в 2011 году, падение оборотов финской полиграфии составляло 10% в год. В этот раз выступал он же. Только голос стал тише, движения замедленнее. И показал он фактически один график: начиная с 2005 года индекс печати в стране падает, падает и падает...

Крогель сказал, что на самом деле все оказалось хуже самого пессимистичного сценария. И не стал протестовать против нашего предположения, что если так дальше так пойдет, то через восемь лет финской полиграфии не будет. Он как будто смирился с происходящим, про себя посчитав, что он сам на пенсию выйдет раньше...

А мы не успокоились и спросили его – что делают финские полиграфисты, чтобы бороться с такой не радостной тенденцией? Его ответ совсем нагнал тоску. Все финские предприниматели жили по такому циклу: в молодости покупали типографию, работали на ней всю жизнь, а потом, перед пенсией, продавали молодому да раннему. На эти деньги обеспечивали безбедную старость. А сейчас вдруг оказалось, что произошел облом – покупать их типографию очередь не стоит. И они впали, как сказал Крогель, во флегму, безразличие. Дорабатывают те заказы, которые у них остались. И уже без эмоций смотрят на то, что у них рентабельность до амортизации (так называемая EBITDA) упала в среднем до 8%. А ведь считается, что если EBITDA меньше 14% – это уже «проедание» своего капитала и путь к банкротству.

Тем не менее, падение финской полиграфии началось с большой высоты. Несмотря на депрессию, финская полиграфия остается крупнее российской. Если сравнить Финляндию и Санкт-Петербург (равенство по численности населения), то у них работает сегодня 900 типографий, а в Питере немногим более 100. У них занято в отрасли 9000 человек, у нас – 3500. Нам до их объемов еще пахать и пахать. А все-таки в чем причина такого падения рынка у них?

Для точного ответа требуется серьезный анализ. Ну например – сокращаются заказы из России, они уходят в Прибалтику. Потом разные сегменты живут разной жизнью. Упаковка и цифровая печать не падают. Происходит смена технологического уклада, коммуникации перетекают в другие носители. Сокращаются тиражи: книга 3000 экземпляров – это уже бестселлер. И многие заказчики экономят свои складские площади, переходят на разбиение тиражей на части и печатают в несколько «заводов». А если тираж становится меньше 500 экземпляров – в Финляндии уже выгоднее печатать на цифровом оборудовании. У нас пока (отдушина для офсетчиков) этот процесс только набирает последователей, да и «пограничный» тираж меньше (250 экземпляров). Потом в Суоми молодежь не только не идет работать в полиграфию, но и не представляет ее достоинства. Поэтому такой молодой человек, работающий в отделе маркетинга какой-нибудь фирмы, не будет продвигать продукцию своего предприятия через буклет или каталог: он скорее проведет рекламную кампанию как-то иначе. 

Российские полиграфисты считают интернет главным виновником своих бед, так как он отнимает рекламные бюджеты. А вот финны уже пришли к пониманию, что интернет тоже не панацея. Мода на него уже прошла. Даже такую рекламу, как скидка на говядину в магазинах типа нашей «Пятерочки» эффективнее размещать не на сайте ретейлера, а в утренней газете или на плакате. И это наш шанс!

Говорите «шанс»?! Он, как поется в известном мультфильме, «не получка, не аванс»! Вы знаете, как закончился 2013 год в питерской рекламной полиграфии? По данным поставщиков бумаги, наблюдается падение потребления мелованной бумаги. У некоторых поставщиков 10% по сравнению с 2012 годом! Это эффект от общей стагнации в экономике и психологического зажима перед «обещанной бурей». Все экономят наличность. Это почувствовалось даже на таких рынках, как календарная тема. А на этой теме многие цифровые типографии просто выживают. Еще пару таких календарно-неудачных сезонов, и многие закроют свои лавочки.

Надо думать, искать, творить! Спонсором нашей командировки в Финляндию была компания Canon, которая рассказала, как нетривиальный подход помог ей победить Xerox в борьбе за крупного заказчика – Хельсинский Университет. Взяв на себя риски, и предложив нестандартные условия сотрудничества, Canon смогла перетянуть его к себе и если все будет так, как рассчитывали экономисты, компания за 5 лет не только окупит вложения, но и получит сверхприбыль...

Получается, что полиграфия переходит из типографий в аудитории и офисы. И с этим надо что-то делать!

Кстати, те две финские типографии, куда мы съездили на второй день командировки, тоже не чахнут во флегме. Одна – нашла узкую нишу: печать чертежей для архитектурно-строительных мастерских. Она скупила все принтеры у этих мастерских и теперь оказывает им услуги на аутсорсинге. При этом дополняет печать дополнительными сервисами: сканирование старых чертежей, специальное программное обеспечение для обработки этих чертежей и т.п.

Вторая типография – DMP – специализируется на рынке рекламы магазинов. У нее есть и цифровые мощные машины, и офсетные, и мощные плоттеры по печати на плоских материалах, но главное их конкурентное преимущество – наработка маркетинговых предложений по продвижению магазинов и продукции заказчика с последующей реализацией этих предложений на практике. Эта типография, во-первых, показывает ежегодный рост 5% на фоне общего падения полиграфии, во-вторых, у нее выработка на одного работника 180 тыс. евро против 100 тыс. у других европейских типографий, в-третьих, они с оптимизмом смотрят в будущее.

Но таких типографий, как мы уже ранее обсудили, в стране озер мало. А как с оптимизмом у нас в России?

«Хороших» прогнозов море. Оптимизм в том, что если и будет кризис, то не первый и не последний. А нас, русских, так просто в депрессию не вгонишь. Прорвемся!

Прокомментируйте статью

Подпишитесь на еженедельную рассылку